Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
02:42 

подарок для Dejavidetc

spring-santa
С майского дерева падает подарок для: Dejavidetc

Название: Пан или пропал
Автор: Madisuzy
Переводчик: Иолетта
Форма: переводной фик
Размер: миди, 5236 слов в оригинале
Канон: Final Fantasy VII
Персонажи: Рено/Ценг
Краткое содержание: Это первый рабочий день Ценга и его новый старший напарник всё только усложняет.
Категория: слэш
Жанр: драма
Рейтинг: R
Предупреждения: Нецензурная лексика, убийства, насилие, секс, произвол переводчика. Все персонажи являются совершеннолетними!
Примечания: От автора:
* Плевать на таймлайн, потому что я опять ничего не могу с собой поделать. Рено старше, он уже опытный Турк, в то время как Ценг юный новобранец.
* Написано очень быстро, чтобы успеть к дню Св. Валентина, поэтому, пожалуйста, простите ошибки.
* С ДНЕМ СВЯТОГО ВАЛЕНТИНА, ЛЮДИ.
От переводчика:
Жадность фраера сгубила. Но, честное, слово, когда я начинала переводить этот текст, я как-то упустила тот момент, что он миди, и пребывала в счастливом неведении примерно до середины перевода.

Рено не может поверить своей паршивой удаче. Он был турком слишком долго, чтобы иметь дело еще и с этим, но, видимо, Вельд не разделяет его взглядов. Его чертов босс, должно быть, окончательно чокнулся, потому что кто в здравом уме из всех людей даст ему в напарники новобранца?

— Сэр, я закончил отчеты. Что я могу сделать для Вас сейчас?

«Нагнуться», — думает Рено, ухмыляясь своему юному протеже, который спокойно ждет его ответа. Эту странно полюбившуюся извращенную манеру поведения рыжий турк использует потому, что хочет сломать мальчишку, и для этого готов воспользоваться любыми идеями, приходящими на ум. Так что он продолжает ухмыляться, не отвечая на вопрос юного новобранца.

Это длится добрых десять минут, прежде чем Рено становится достаточно скучно, чтобы и в самом деле ответить.

— Сделай мне кофе, — бормочет он наконец и закатывает глаза, когда тот чуть кланяется, уходя выполнять поручение. Постукивая ручкой по столу, Рено размышляет, чтобы еще поручить мальчишке. Он полагает, что должен найти что-то полезное для напарника, хотя… Черт, он не может столько думать головой! Парень уже сделал все свои документы, на разбор которых Рено, как правило, тратил весь день, и это только в десять часов утра! Он чертовски эффективен для него, придерживающегося привычной рутины.

«Черт бы побрал современную молодежь!», — Рено фыркает, всё-таки поднимая досье на парнишку, которое Вельд дал ему накануне. Лениво перелистывая страницы, он читает все, что кажется ему полезным, не переставая посасывать ручку, и всеми силами пытается сдержать желание уйти на перекур.

«Черт, я даже не могу больше курить в офисе. Мир словно одержим этими нововведениями антитабачного дерьма, хотя… даже если моя правая рука будет занята сигаретой, мне, как турку, в любом случае хватит времени, чтобы убить противника левой».

Слишком много лиц появляется в его голове при этой мысли, и, когда он окидывает взглядом всех этих малолеток, заполонивших офис, его взгляд задерживается на Руде, который стоит у выхода, разговаривая с одним из них.

«Ну, может быть, некоторым из нас удается распорядиться выпавшим шансом».

Стряхнув пытающуюся завладеть им меланхолию, Рено косится на файл перед ним, принимая к сведению все, сколько-нибудь интересное о его новом стажере.

На бумаге юноша впечатляющ: все, что нужно, на своих местах. Перелистнув последнюю станицу, Рено обнаруживает личные заметки Вельда. Их он читает очень внимательно, ухмыляясь время от времени, поскольку начинает понимать, почему этого новобранца поручили именно ему. И это существенно приподнимает ему настроение.

— Сэр?

Подняв глаза, Рено внимательно смотрит на своего стажера, держащего кофе и терпеливо ждущего, пока на него обратят внимание. Рено молча забирает чашку и приподнимает бровь, попробовав. Кофе на удивление хорош.

— Где ты его достал? — интересуется он, зная, что кофе в офисе всегда был дерьмом, а это определенно не дерьмо.

— В том же месте, где я всегда беру его, сэр, — с ничего не выражающим лицом отвечает мальчишка.

Рено ухмыляется: уклонение от прямого ответа — небольшая дерзость, удивительная, если исходить из заметок Вельда. Это повышает интерес Рено немного больше.

— Как тебя зовут, малыш? — спрашивает он, задумчиво оглядывая напарника поверх края своей чашки.

— Ценг, сэр, — отзывается тот.

Несмотря на то, что он принял к сведению имя парнишки еще вчера, когда впервые был уведомлен о своем новом партнере, Рено спросил его имя, по крайней мере, четыре раза за последние три часа. Он ожидает хотя бы немного досады или демонстрации оскорбленного самолюбия, но пока ничего. Хотя Рено всегда любил вызов.

— Так… Юнг, ты когда-нибудь был на реальной миссии? — интересуется Рено, намеренно неправильно произнося имя напарника и все еще не получая никакой реакции.

— Нет, сэр.

— Хм… Что ж, я полагаю, я могу взять тебя с собой, — размышляет Рено, ища пустое место на столе, чтобы поставить допитую чашку. — Ты вооружен?

— Да, сэр.

Со вздохом Рено встает и потягивается, не обращая внимания на протестующе заскрипевшую спину. Он чувствует себя слишком старым для чего-то совсем экстремального, но приказ есть приказ, и он полагает, что может сделать это как-то весело… ну, по крайней мере, для себя.

— Давай, парень, — направляясь к выходу, приказывает Рено, мимоходом кивая Руду. Его старый напарник поднимает бровь, глядя на молча следующего позади него мальчишку, и Рено может слышать каждое слово, скрытое в это взгляде.

С ухмылкой рыжий проходит мимо, насвистывая случайную мелодию, время от времени в такт постукивая шокером по бедру.

***.***

Ценг не знает точно, почему ему дали именно этого человека в качестве партнера. Его мозг не может перестать прокручивать возможности, водоворот которых слишком часто вертится вокруг его собственных недостатков и того, как любой из них может быть улучшен с помощью турка перед ним.

Но, возможно, все это сделано не для его совершенствования. Может быть, это какое-то наказание… или, что еще хуже, еще один из тех абстрактных вельдовских «тестов», которые, по слухам, иногда раздают среди его новых турков. Наблюдая за скользящим перед ним по коридору старшим, его сгорбленными плечами и пофигизмом, носимым как знак почета, юному вутайцу сложно представить себе что-нибудь, кроме теста.

Щека Ценга дергается в раздражении, когда рыжий начинает насвистывать громче, тогда как удары шокера о бедро перестают попадать в такт мелодии. Он знает, что не должен позволять этому человеку бесить себя, и мысли Ценга вновь возвращаются к вопросу «кто же все-таки на самом деле его напарник?», в то время как они останавливаются у лифта.

Рено может фонить безответственностью и некомпетентностью, но не могут же они действительно быть его истинными чертами? Рыжий слишком стар, чтобы выжить так долго, будучи турком без навыков и интеллекта, поэтому Ценг знает, что это какая-то маска, которую Рено носит, как неотъемлемую часть работы. Скорее всего для того, чтобы заставить других его недооценивать или что-то в этом роде, предполагает Ценг… Но, если это правда, почему он не может перестать притворяться хотя бы в офисе?

— Я буду стоять здесь весь день, красавчик? — внезапный вопрос заставляет Ценга вздрогнуть и оглядеться в поисках окликнувшего его, только для того, чтобы найти старшего напарника, ухмыляющегося ему из лифта. Стажер огорчен, что не услышал шум его прибытия и даже не заметил, как рыжий прошел совсем рядом. Ценг быстро проходит в лифт, вставая рядом с напарником и отворачиваясь. Он может чувствовать тепло крови, прилившей к лицу, и дать Рено увидеть горящие смущением щеки — это последнее, что ему сейчас нужно, потому как рыжий определенно задался целью вывести его из равновесия.

— Вельд сказал мне, что ты слишком много думаешь. Не сумеешь сконцентрироваться — схлопочешь пулю. Может, даже в задницу. Понял, новобранец?

Наставление заставляет гордость Ценга ощетиниться ядовитыми иглами, но, к счастью, это, по крайней мере, превращает его смущение в раздражение. Выпрямляя спину, чтобы встать еще прямее, вутаец поднимает подбородок и смотрит на загорающиеся над дверью цифры, используя время, чтобы успокоиться и сосредоточиться на собственных чувствах.

— Я спокоен, — бормочет Рено, когда лифт наконец-то останавливается на одной из подземных парковок, и выходит. Ценг следует за ним, оглядываясь кругом, изучая обстановку, так как никогда не был на этом уровне раньше. Прогулка до машины Рено совсем короткая, однако рыжий уже во всю дымит, когда они подходят к ней. Ценг едва удерживается от соблазна, чтобы не наморщить нос от запаха сигарет.

— Он чем-то напоминает мне Руда, — вслух думает Рено, затягиваясь, — Немного. Правда, Руд никогда не краснел, что бы я ни сделал.

Ценг резко поворачивает голову в сторону рыжего, как раз вовремя, чтобы увидеть, как тот исчезает в машине. Юноша замирает на мгновение, чтобы унять вернувшееся смущение, прежде чем последовать за напарником.

— Эй, садись быстрее или я поеду без тебя, малыш. У меня нет времени на истерики.

Ценг действительно садится, изящно скользя в кресло, несмотря на то, как быстро бьется его сердце. Рено его напарник всего несколько часов, а он уже недолюбливает турка и может догадываться, что это не предел. Может быть, это ключевой момент вельдовского теста? Лучше застрелиться, чем работать с кем-то, кто настолько приводит в бешенство. Директору турков действительно знаком черный юмор: в конце концов, некоторые вещи Ценг знает из личного опыта.

— У меня не было истерики. Вы просто поразили меня своим ложным утверждением, — категорично отрезает вутаец, краем глаза наблюдая за насмешкой старшего турка, задним ходом выезжающего с парковочного места.

— Какая именно часть была ложью? Что ты молчун, как и Руд? — возражает Рено, переключая передачи и неторопливо двигаясь к выходу.

Ценг не считает эти вопросы достойными ответа и молча смотрит в окно, в то время как Рено, посмеиваясь, выезжает на дорогу. Ценг пытается вернуть себе спокойствие и самоконтроль, положенные агенту, каким он должен быть. Вельд доверяет ему: директор Турков счел, что он, Ценг, достаточно хорош, хотя ему еще только семнадцать, и вутаец полон решимости не опозорить наставника, рискнувшего позволить ему начать на год раньше положенного.

К счастью, рыжий затыкается, и Ценг было собирается вновь погрузиться в размышления, но тут замечает, что они въезжают под Плиту. Это немного волнительно, если быть честным с самим собой: ведь Вельд никогда бы не взял его на миссию, не проведя хотя бы небольшой тренинг. Но у Рено, судя по всему, другая манера преподавания.

— Я слышал, ты знаешь Вельда уже достаточно давно. Как вы познакомились? — наконец спрашивает Рено, когда они спускаются вниз по частной дороге Шин-Ра, используемой для доступа на нижний уровень. Она немного больше, чем обычные двухполосные тоннели, но закрыта для публики, поэтому движение на ней несколько менее интенсивное, так что Ценг может наблюдать за реакцией нового напарника на его ответ.

— Он был завсегдатаем в магазине моего отца, — отвечает юноша, наблюдая, как кивает рыжий.

Он — не доброволец, — хочет добавить вутаец, но к счастью, рыжий больше не задает вопросов. Ценг действительно не хочет говорить о своей семье сейчас, не тогда, когда он должен думать о настоящем.

Шум автомобильного двигателя кажется странно успокаивающим, так что они оба продолжают сидеть в тишине.
***.***



Рено постукивая пальцами по рулю в такт мелодии в голове, наблюдает, как сигаретный дым загорается еще одним цветом светофора. Он немного удивился, когда парень признался так легко, что его отец знал Вельда, но хотя и ответил с облегчением, ответ, данный им — краткий и по существу. И все-таки Рено берет себе на заметку, что в будущем надо научить парня быть менее откровенным с окружающими. Вельд в заметках упомянул, что Ценг имел тенденцию быть слишком честным, слишком доверчивым и слишком чутким. Казалось, что в обязанности Рено входило научить его, как ожесточиться душой, нарастить кожу потолще, выковав внешний слой из цинизма. То, что Вельд, казалось, или не смог или не захотел сделать.

Взглянув на мальчишку, Рено хмурится, понимая, что это будет нелегкая работа. В то время как Ценг может играть роль, его контроль, подумалось рыжему, ускользнул слишком рано, особенно когда Рено уколол его. Черт, он даже не уколол по-настоящему жестоко, а малыш смутился… хотя, учитывая его возраст, это был не такой уж сюрприз. Рено и сам был очень пылким в том же возрасте, и, если сравнивать, то Ценг владеет собой многим лучше.

Но все-таки темперамент Рено был частью его игры, и хорошо работал в пределах задания, но этот малыш? Если он продолжит показывать свою уязвимость, там, внизу, его съедят заживо.

— Почти на месте. Проверь оружие, — велит Рено, ища глазами парк, где можно будет оставить автомобиль, чтобы, когда они вернутся, он был все еще на месте. Конечно, на всех транспортных средствах Турков были маячки, так что, если кто-то был достаточно глуп, чтобы украсть их, они бы быстро вычислили угонщика, но все же… Этот факт не заставляет Вельда перестать тянуть жилы каждый раз, когда пропадает хоть один из них. Рено предпочел бы избежать головной боли, если это возможно.

— Параметры?- спрашивает Ценг, доставая пистолет: он следует приказам Рено и проверяет его оборудование.

Рено радуют его послушание и скорость. Очевидно, что это автоматизм, и раздражение Рено немного уменьшается: его напарник, как минимум, владеет оружием.

«Надеюсь, ребенок не стесняется уничтожать живые мишени, или все мои планы уже рухнули».

Возможность устроить хаос делает ухмылку рыжего шире, несмотря на его более разумные предпочтения в эти дни.

— Не слови пулю своей симпатичной задницей, — советует Рено, посмеиваясь над ответным взглядом Ценга. Малыш слишком мил, когда он так смотрит… и потому будет занозой в заднице там, куда они идут. Рено хоронит мысли о том, что Вельд сделает с ним позже, если малыш будет ранен и вместо этого концентрируется на том, насколько весело это будет. — Слушай, просто следуй за мной и делай, что я говорю, хорошо? Мы здесь только чтобы наблюдать, и чтобы ты получил представление о жизни под плитой, больше ничего.

Ценг кивает, и Рено поворачивается обратно к дороге, наконец найдя место для парковки в довольно оживленном районе. Он паркуется и решает оставить шокер под сиденьем. Когда, вытянув запасной пистолет, Рено вновь поднимает глаза, то обнаруживает, что юноша рядом с ним с любопытством вглядывается в прохожих.

«Тем не менее, черт побери, это крайне мило», — хихикая, думает про себя Рено, выходя из машины и ожидая, когда Ценг сделает то же самое.

***.***

Ценг старается смотреть прямо в спину Рено, проклиная высокий рост напарника, и одновременно пытается изо всех сил игнорировать чужие взгляды. Это совершенно не похоже ни на что, испытанное им раньше — прежде на него никогда так не таращились. Выходцы из Вутая составляли значительную часть населения Мидгара, чтобы обратить такое внимание на него. Нет, это манера пялиться на все, что приближается к ним.

Вельд мог бы привезти его под плиту пару раз, но сделал это лишь единожды, и тогда Ценг бы только на «Рынке у Стены». Рынок был ярко освещен и представлял собой собрание торговых точек с немногочисленным рассеянным народом, которые раз взглянув на Вельда затем тщательно отводили взгляды.

Это место отличается… темно, шумно и слишком много людей, которых, казалось, не заботит тот факт, что они турки. Пистолет под мышкой приносит небольшое утешение, но, даже если бы Ценг опустошил всю обойму в эту толпу, сомнительно, что этого хватило бы, чтобы ликвидировать даже четверть из присутствующих здесь. Учитывая, что большинство этих людей, вероятно, тоже вооружено, вытаскивать пистолет — однозначно самоубийство.

«Какого черта думает Рено?»

Рыжий приостанавливается, и Ценг почти утыкается ему в спину, прежде чем, подняв глаза, видит, как его партнер подзывает работника бара, поднимая два пальца. Оглядывая зал, Ценг видит человека, кивающего на Рено, и затем неудачно встречается глазами с одним из мужчин, сидящих у барной стойки. Он большой, пожалуй, даже больше Руда, и он улыбается Ценгу в той манере, которую никак не назовешь дружественной. Ценг даже не понимает, что он просто стоит там, глядя, как ошеломленный идиот, пока Рено загораживает его от хищного взгляда.

— Проснись же, черти тебя дери, — шипит на него рыжий, схватив за руку и повернувшись, чтобы идти прочь, практически волоча Ценга за собой. Громила позади смеется так оглушительно, что юноша может расслышать его даже сквозь слишком громкую музыку, но все, что Ценг может сделать, это уставиться вниз, на чересчур сильно сжимающую его предплечье руку, в то время как его лицо пылает от стыда за этот провал… А ведь прошло всего несколько минут с тех пор, как они покинули автомобиль.

***.***

Рено это взбесило, и он с трудом скрывает это, в то время как сидит и смотрит на юношу напротив, который до сих пор не поднял голову. Ценг являет собой картину сожаления и раскаяния, сидя перед напарником напряженный, словно натянутая тетива, со смиренно опущенной головой и упертыми в колени руками, так что кажется, даже воздух пропитан его покорностью. И единственное, что мешает Рено избить кого-нибудь хорошенько - проклятые чувства мальчишки перед ним.

Оглядывая зал, Рено обследует окрестности, отметив, что большинство из тех, кто вокруг них, уже потеряли к ним интерес и вернулись к собственным делам. Публика здесь, в задней части бара, обычно такая, что больше беспокоится о себе... к счастью для них. Однако придурки у барной стойки по-прежнему пялятся на них; пока эти уроды только разговаривают, но чем больше они пьют, тем выше вероятность, что начнётся какая-нибудь заваруха.

Не совсем то, что Рено желал для сегодняшней вылазки, но сейчас он жаждет крови и готов выплеснуть свой гнев, превратив в фарш горячие головы. Это заставляет его чувствовать себя немного лучше.

Когда появляется бармен с их напитками, Рено подсовывает ему щедрые чаевые, одновременно подавая рукой знак, который ему уже приходилось использовать пару раз прежде. Мужчина кивает, и Рено сидит, откинувшись в своем кресле. Со стороны может показаться, что он полностью расслаблен, но это не так: его глаза внимательно следят за смутьянами, замечая любые мелочи. Это даже не предосторожность, на случай, если они все же что-нибудь предпримут, ведь пара секунд - это все, что требуется Рено против идиотов вроде этих.

Он пользуется шансом рассмотреть своего нового напарника чуть ближе, разглядывая блестящие волосы, безукоризненно собранные в тугой хвост на затылке так, что не выбивается ни единой пряди, отрывая взгляд, только когда замечает легкое движение челюсти... и понимает, что мальчишка терпит разглядывание, стиснув зубы.

Рено почти закатывает глаза, потому что, даже злясь, парень выглядит чертовски очаровательно.

- Эй, новобранец. Давай тоже пей, - поднимая бокал, предлагает Рено, хмурясь от осознания собственной доброжелательности. Это на него не похоже ни в малейшей степени, и эта добросердечность вновь выводит его из себя. - Или ты бы предпочел, чтобы тебя угостил тот парень у стойки?

Голова Ценга дергается вверх, и на мгновение, когда эти темные глаза широко распахиваются, он выглядит таким напуганным и уязвимым... Но затем на внезапно ставшее совсем юным лицо падает тень, вновь лишая его всякого выражения, оно становится устало-безразличным, когда Ценг тянется вперед и смотрит на свою выпивку.

- Что это? - равнодушно спрашивает вутаец, поглядывая на Рено, уже ополовинившего собственный бокал и пытающегося избавиться от непреодолимого желания вновь вернуть то выражение на лицо напарника. Это противоположно тому, что он хотел здесь сделать, в конце концов.

- Ничего алкогольного. Я не пью в это время, новобранец, - поясняет Рено, фыркая, когда парень все же принюхивается к содержимому бокала. "По крайней мере, он достаточно умен, чтобы не доверять мне слепо".

Рено продолжает просто наблюдать за напарником, ожидая, когда любопытство победит. Он удивлен, что парень тянет так долго; по крайней мере, долгие десять минут, прежде чем все-таки отпивает пару глотков, после бросая осторожный взгляд в сторону бара. К несчастью, тот придурок наблюдает за ними; когда Ценг это делает, Рено видит, как их глаза встречаются.

***.***

Ценг быстро отворачивается, его глаза расширяются, и взгляд на автомате перескакивает на Рено. Рыжий снова смотрит на него, и в его глазах, на удивление, нет никакой насмешки, вопреки всем ожиданиям юноши. Рено просто выглядит немного напряженным, после чего Ценг думает, что старший турк гораздо более осведомлен, чем может показаться на первый взгляд. Но юноша до сих пор не может понять, как рыжий, даже не следя за людьми в баре, которые, кажется, планировали какое-то свое дело, заметил ошибку Ценга.

— Я думаю, — начинает Рено, сделав паузу, чтобы допить свое пиво, в то время как Ценг с нетерпением ждет, пока он продолжит. — Возможно, пришло время для урока номер один.

— Урока номер один?- как попугай повторяет Ценг, внезапно почувствовав себя еще хуже просто от тона рыжего.

— Да, — растягивая гласную, пропевает Рено. — Давай называть его «Пан или пропал».

Каким-то невероятным образом Ценгу удается удержать бесстрастное выражение лица, тогда как его сердце сейчас пытается проломить рёбра. Он хочет спросить, какого черта имеет в виду рыжий, но его горло перехватило так, что он сомневается, что сможет управлять голосом, чтобы Рено не заметил его беспокойства.

— Ты просто пойдешь в туалет в одиночку, — продолжает Рено, закуривая сигарету и пуская дым в потолок. — Они проследуют за тобой, и ты спокойно разберешься с ними подальше от любопытных взглядов и лишних убытков.

— Какой уровень силы я могу использовать? — ухитряется задать вопрос Ценг, пытаясь игнорировать то, как пискляво он звучит. Это унизительно, но подробности сейчас значат больше, чем собственная гордость.

— Хм... равный по силам опасности, я бы сказал, — отвечает Рено и одна сторона его губ изгибается в намеке на улыбку, однако она ни в малейшей степени не касается его глаз. — Полагаю, ты сможешь справиться с этим, новичок?

— Будет сделано, — заявляет Ценг, внезапно поднимаясь. Он не хочет еще раз думать про это, так как уже знает, что это глупо и рискованно, но он не даст своим опасениям породить очередной провал, способный испортить его первый день в качестве действующего турка.

***.***

Глаза Рено округляются, когда парень поспешно уходит, и ему приходится призвать на помощь все свое самообладание, чтобы по привычке не встать и не пойти следом за напарником. Он не ожидал, что Ценг так быстро выскочит выполнять задачу, и полагал, что, по крайней мере, будет больше вопросов.

«Черт бы побрал эту современную молодежь!», — про себя думает Рено, только чтобы понять, что повторяет эту фразу второй раз за день. «Бля, я начинаю звучать как какой-то жалкий старый пердун», — он начинает ругать себя, пытаясь успокоиться достаточно, чтобы просто ждать подходящего момента.

Он слышит, как несколько секунд спустя встают «придурки», и его рука дергается, но он ждет, пока все они исчезнут вслед за его напарником. Когда последний из них скрывается из виду, Рено встает, на мгновение встречаясь глазами с барменом, и делает еще один сигнал рукой, а затем идет вслед за ними.

Прогуливаясь в глубине холла, рыжий на миг замирает, заметив, что знак, показывающий путь в туалет, повернут не в ту сторону. Он знает правильный путь, так был здесь раньше, но Ценг, черт возьми, нет.

— Блядь, — бубнит себе под нос Рено, быстро повернувшись, чтобы последовать за новобранцем. Он знает, что этот путь ведет на улицу, в переулок, и если мерзавцы в баре спланировали это заранее, то там их может быть больше. Рено был слишком занят, изучая парнишку, чтобы смотреть, проходил ли кто-нибудь из них рядом со знаком ранее.

Добравшись до двери, он хватается за ручку и дергает ее, только чтобы обнаружить, что она не открывается. Лицо Рено кривится в ухмылке, в то время как он достает пистолет из кобуры под мышкой и стреляет по замку.

***.***

Ценг неподвижно стоит в переулке. Юноша может слышать парней позади него, но он не оборачивается, так как очевидно, что они здесь только чтобы убедиться, что он не попытается бежать. Наибольшее беспокойство вызывают люди, последовавшие за ним сюда из бара, которые, оживленно переговариваясь и сыпля скабрезными шуточками, в данный момент окружили его, разведя немного руки и вытащив оружие. Ценг принимает к сведению то, что оно есть; его взгляд порхает взад и вперед между ними, оценивая все: от размеров угрозы, которую он находит в глазах противников, до уверенности в своих позициях или ее отсутствии. Будут ли они держаться позади или продвинутся на пару дюймов вперед, когда будут наносить удар.

Это своего игра, но игра смертельная и на высокой скорости, без права на ошибку. Пульс Ценга стучит в висках, как отбойный молоток, но его разум спокоен и сосредоточен. Это то, чему его учили, то, что он знает и умеет хорошо делать. Наконец-то ему подвернулся блестящий шанс проявить себя. Пусть даже обстоятельства против него. Да, он может погибнуть, но, в таком случае, он попытается захватить с собой как можно больше этих ублюдков.

«И, надеюсь, Рено не будет сидеть на заднице, слишком долго ничего не делая. Было бы неплохо выжить в свой первый день, после того как все закончится».

— Ебучая вутайская пизда, — бормочет один из нападающих, а остальные смеются, в то время как говоривший выходит вперед. Это тот самый громила из бара, с которым по ошибке он встретился глазами, и при виде него Ценг ожесточается еще больше.

В данный момент у него нет времени заглаживать прошлые ошибки.

***.***

Рено два раза стреляет в замок, но, независимо от того, сколько раз он пинает дверь, та не двигается с места ни на дюйм. Матерясь при звуках выстрелов снаружи, он бросает быстрый взгляд в коридор и бежит проверить соседнюю комнату. Это офис клуба, и рыжий отправляет в нокаут единственного охранника, пока две женщины, успев нажать на тревожную кнопку, падают на пол; под рев сигнализации быстрым шагом пересекает помещение и выходит через заднюю дверь. К счастью, она выходит на смежную сторону здания, и Рено, моментально завернув за угол, поднимает пистолет и стреляет.

Он успевает пристрелить четверых, прежде чем в его поле зрения попадает Ценг. Парень все еще на ногах, дерется, как Цербер, с группой из пяти подонков, но, когда Рено наводит на них пистолет, мальчишка уже исчезает.

Двое падают почти сразу, и Рено снимает оставшихся за три секунды. Почти сразу же он видит мальчишку, сидящего груди одного из парней и перерезающего ему горло. Это такое точное движение, даже посреди этого хаоса, что Рено оказывается на удивление впечатлен.

Потом Ценг поднимает взгляд на него: волосы растрепаны, одежда порвана и окровавлена… и Рено широко улыбается:

— Рад видеть, что ты решил искупаться, новичок.

***.***

Ценг настолько взбешен, что даже не думает, прежде чем напасть на своего так называемого партнера. Рено отклоняет первый удар, ловко уворачивается от ножа, но все это только заставляет Ценга лучше стараться. Он ухитряется перекинуть Рено через спину, заставляя того столкнуться с ближайшей стеной, но, когда Ценг пытается нанести следующий удар ножом, то обнаруживает, что его руку стремительно поймали и удерживают железной хваткой.

— Злющий маленький хуй, — рычит Рено, поворачивая его и швыряя лицом в стену. К счастью, перед падением Ценгу удается выставить другую руку перед собой, смягчив удар, но в итоге он попадает в крайне эффективную ловушку, с рукой, зажатой между его грудной клеткой и стеной.

Ему не остается ничего, кроме как сыпать проклятиями, изгоняя накопившийся гнев; его рот извергает потоки яда на двух языках, а Рено выкручивает его другую руку высоко за спиной, заставляя выронить нож.

Ценг шипит от боли, но затем его рука опускается обратно на уровень талии, уменьшая страдания, но хватка Рено остается такой же сильной, когда он прижимается всем телом к пытающемуся сопротивляться юноше.

— Правило номер два, — бормочет рыжий слегка задыхающимся голосом, грубовато проводя пальцем по ребрам, и Ценг ничего не может поделать с дрожью, проходящей по позвоночнику, когда Рено шипит ему в ухо: — когда к тебе приходит коллега-турк, чем драться, лучше пойти потрахаться.

Рено толкается бедрами вперед, и глаза Ценга расширяются, когда он чувствует внезапную твердость, упершуюся между ягодиц. Он удивляется, когда его собственные бедра оказываются прижатыми к стене перед ним, он и сам уже возбуждён, и это неожиданно хорошо.

— Я… я н-не, — Ценг начинает заикаться; теперь, адреналин немного убывает, его трясет, пусть даже его сердце все еще бьется так быстро, как никогда.

— Тшш, — шепчет Рено, уткнувшись носом прямо под ухо, и начинает медленно, ритмично двигать бедрами, так что застывший Ценг, пусть ему стыдно в этом признаться, чувствует себя удивительно хорошо. — Я не собираюсь заставлять тебя силой, просто скажи, и я перестану. В противном случае — просто закрой глаза и наслаждайся, хорошо?

Ценг судорожно вздыхает, как будто обдумывая, но на самом деле не выбирает.

— Позволь мне освободить руку… для себя, — бормочет он, кусая губы от смущения. Зубы Рено на его ухе так же ни в малейшей степени не способствуют успокоению, в то время как он пытается пошевелиться в ловушке между ним и свободной стеной.

— Я займусь этим, малыш, — отзывается Рено, медленно проводит рукой по бедру Ценга, затем по поясу брюк, отслеживая линию талии. Ладонь ложится на выпуклость в штанах и Ценг ничем не может себе помочь, кроме как толкнуться в нее, ощущая острое прикосновение чужого дыхания к шее.

— Хороший мальчик, — мурлычет Рено, сжимая ладонь, тогда как Ценг хватает ртом воздух, извиваясь под его ласками.

Рено смеется ему в ухо, и это только возбуждает Ценга еще больше, несмотря на то, как унизительно его отсутствие самоконтроля. Затем молнию тянут вниз, рука проскальзывает внутрь, стаскивает его нижнее белье и плотно оборачивается вокруг его члена, и Ценг может думать только о том, насколько сильно он этого хочет.

— Хммм, настолько твердый, в полной готовности. Я собираюсь сделать так, чтобы тебе было очень хорошо, — пока Рено шепчет, его бедра начинают толкаться сильнее в задницу Ценга, тогда как его рука надрачивает член юноши.

Ценг не может сдержать стоны, его руки по-прежнему в ловушке, но теперь его беспомощность только добавляет пикантности. Внезапно, он чувствует, как Рено начинает облизывать его шею, и он знает, что весь перепачкан в крови... Но это так хорошо, что только единожды мысль о том, насколько неправильно все происходящее, приходит ему в голову, но в следующее мгновение Ценг уже забывает о ней и слишком громко стонет имя его партнера — так, что звук отдается эхом от стен переулка.

К тому времени, когда он успокаивается достаточно, чтобы его мозг снова заработал после оргазма, он понимает, что стоит, перехватив руку Рено, все еще держащую его член.

Лицо Ценга пылает и, с каждой секундой, все больше от смущения, чем нагрузки... Что это было и что оно значило?

— Ммм, молодец, Ценг, — ласково шепчет рыжий, заправляя член Ценга обратно в штаны. Рено отпускает его только на мгновение, и вутаец почти падает, потому что ноги не держат, но затем рыжий обхватывает его рукой вокруг талии, утягивая подальше от стены, когда в отдалении раздается звук сирены. Наконец хаос в голове Ценга более или менее утихает. Посмотрев вверх, а потом оглядевшись вокруг, Ценг, наконец, застывает, когда его глаза, поднимаясь от земли, обнаруживают Руда, стоящего посреди переулка, скрестив руки и спиной к ним.

— Лена уже подобрала свой автомобиль. Мой за углом, — сообщает он и уходит прочь под хихиканье Рено.

Затем рыжий тащит Ценга вслед за Рудом, ещё больше растрепав его волосы, тогда как Ценг пытается вновь обрести власть над своими ногами. Ценг пытается увернуться от руки, обхватившей его за талию, но она, рука эта, неожиданно крепка и спокойно удерживает его, в то время как он смотрит через путаницу волос на своего нового партнера.

— Черт, я знаю, ты должен прекратить так мило выглядеть, иначе это будет происходить каждый раз, когда мы будем выходить из дома, - комментирует Рено, когда они доходят до машины. Рыжий наконец убирает руку с талии мальчишки, открывает для него заднюю дверь, небрежно облокачивается на дверцу рядом с ним. — Хотя... это было чертовски весело.

Ценг, оставшийся без объятий Рено, в недоумении смотрит на него; тот ухмыляется и подмигивает ему, прежде чем исчезнуть на переднем пассажирском сидении.

Пробормотав несколько проклятий, Ценг залезает на заднее сидение и закрывает дверь; он смотрит в окно, чтобы случайно не встретится с Рудом взглядами в зеркале заднего вида.

И только когда они проезжают мимо автомобилей службы безопасности, прибывших на сработавшую сигнализацию в баре, Ценг понимает, что Рено наконец запомнил его имя.

URL
Комментарии
2015-05-19 в 12:23 

Иолетта
Тебя всегда легко узнать в цветной толпе по бледному лицу и черным одеяньям...
Лучи любви тем замечательным людям, что привели эту работу в читаемый вид:dance2:

2015-05-23 в 01:44 

Dejavidetc
Палитра всегда падает маслом вниз/ ...больше никада!
Дарагой Санта. :alles:
Уже на строчке Нецензурная лексика, убийства, насилие, секс, произвол переводчика. Все персонажи являются совершеннолетними! я заорал капсом и убежал в леса, потому что ДА ВОТ ЖЫ Ж ОНО ТО ЧТО ДОКТОР ПРОПИСАЛ
вот мой высокорейтинговый ценг\фейспалм
Вопли треш, угар, содомия, хедканон лопнул с треском и заявил, что у них практически никакой разницы в возрасте (и тем более кинково, что Рено полдороги шпыняет его как маленького, и кинково, что Ценг в сжатые сроки вырастает в мудака).
Но кагда я доплыл до Рено, выводящего бедную няшеньку из ступора в баре, я вас сразу понял насчет "очнулся - миди" СЕЛ В МАШИНУ И СГОРЕЛ
Бля, я начинаю звучать как какой-то жалкий старый пердун
ОРАЛ
ЗАШТОА
бедный маленький Ценг, куда он попал, что с ним делают ваще и зашто это так ХАРАЩО

читать дальше

   

Spring Santa

главная