16:36 

подарок для jotting

spring-santa
С майского дерева падает подарок для: jotting

Название: Аквариум
Автор: неизвестен
Переводчик: maybeheir
Форма: переводной фик
Размер: миди, ~4300 слов в оригинале
Канон: Kingdom Hearts
Персонажи: Аксель, Роксас
Рейтинг: PG-13
Предупреждения: AU, русалки, повседневность
Примечания: фик написан на этот арт

Впоследствии Роксас вполне привык к подобного рода рутине. Ученые, работавшие с музеем, обнаружили, что образец 4x3L в той или иной мере отказывается сотрудничать с ними в их попытках узнать больше о нем. Они пытались побудить его к общению с помощью его уникальных мелодичных звуков, но Аксель в ответ только визжал настолько громко, что испортил этим каждый элемент записывающей аппаратуры, только замененный после предыдущей попытки сделать аудиозаписи. Хотя это сработало лучше, чем попытка успокоить его игрушками и блестящими предметами. Аксель моментально разорвал надувные игрушки, а все, что было хоть немного тяжелее, он вскоре научился бросать в своих тюремщиков с пугающей точностью и силой. Не будь он такой редкостью сам по себе, исследователи скорее всего отпустили бы его тут же, или хотя бы отказались от своих намерений из чистого самосохранения.
Они и понятия не имели, что параллельно происходило другое исследование, намного более простое, но более успешное и менее насильственное.
Они пытались добыть информацию от 4x3L, а Роксас делился ею с Акселем.
Всё началось с попытки показать Акселю, как Роксас мог бы поплавать с ним, когда того отпустят на волю. Книги о дайвинге с фотографиями помогли в этом; все они были удостоены недоумённых взглядов от Красного, по мере того, как тот медленно понимал, что странные существа в книгах были теми же существами, что и Роксас. Он уже сообразил, что за невидимым барьером воды не было, но он ещё не совсем понимал, зачем Роксасу нужно столько вещей, чтобы просто плавать в воде, как он.
Роксас даже не думал показывать другие книги, до тех пор, пока Аксель не проявил интерес к книгам, случайно выпавшим из оставленной на полу сумки.
— Хочешь ещё посмотреть? – спросил он, вынимая стопку книг из сумки. Верхним оказался фотоальбом, сделанный Пенсом для всей их компании. Конечно же, Роксас должен был показать ему фото с уроков дайвинга. Увидев его в акваланге, Аксель был даже счастливее, чем Роксас ожидал.
— Эй, я не шутил! Когда тебя отпустят, мы сможем так поплавать, мне только для этого нужны такие штуки, — сказал он, указывая на баллон и ласты. Аксель шутливо посмеялся над очками и маской Роксаса, обрамив пальцами глаза и надув щеки.
— Ха-ха, очень смешно, — сказал Роксас, жестами передавая впечатление от своего собственного облика. – Знаешь, мне эти штуки нужны, чтобы дышать под водой, как ты. Мы не такие счастливчики, у нас нет жабр и прочего. В общем, фотки здесь ничего так, у меня есть— а?
Похоже, Аксель был просто в восторге, увидев остальные книги Роксаса, и с легкостью променял фотоальбом на учебник в твердом переплете.
— Хочешь на это посмотреть? – спросил Роксас, меняя книги. – Это мифы и истории, может быть, ты даже знаешь кого-нибудь отсюда, — добавил он, перелистывая страницы для Акселя. Похоже, больше всего ему нравились иллюстрации, и он жестом попросил Роксаса остановиться на странице с изображением безликого мужчины, стоящего на скалистом утесе в плаще, драматически развевающимся у него за спиной.
— Тебе вот эта нравится? – спросил он, взглянув на соседнюю страницу. – Она называется «Странник с Запада», не думаю, что я до неё дошел.
Иллюстрация была красивой и очень детальной, а ярко-красный плащ странника очень напоминал самого Акселя. Аксель даже прижался лицом к стеклу настолько, что стал чертовски напоминать обычно достававших его детей.
— Знаешь, он мне и правда очень напоминает тебя. Наверное, все дело в красном плаще,— сказал Роксас, поднося книгу поближе к стеклу. Он был рад, что нашел что-то, что действительно заинтересовало Акселя. За всё то время, что он был здесь, администрация мало чем улучшила его аквариум. Несколько растений, парочка тропических рыб, но этого всё равно было мало для того, кто привык жить в открытом океане.
Аксель снова принялся плавать кругами, издавая те же звуки, к которым Роксас успел привыкнуть. Но на этот раз они немного отличались — они звучали менее мелодично, но громче, как ребенок, болтающий снова и снова и снова о своей самой любимой вещи в мире. О чём бы ни напоминала эта иллюстрация Акселю, он просто не мог сдержать своего восхищения. Роксас широко улыбался, его сердце трепетало, пока он наблюдал за чистым, необузданным весельем своего друга.
— Хочешь, я тебе прочитаю это? – спросил он. Он уже выяснил, что Аксель каким-то образом его понимает, но вот насколько, было все еще неясно. Их общение было довольно односторонним, но оба они успели приспособиться к манерам друг друга, чтобы выразить то, что словами передать было невозможно.
К его удивлению, Аксель помотал головой. Может быть, он как-то знал эту историю? Выглядело так, что он был в тупике от невозможности разделить свой энтузиазм с Роксасом без слов, и вместо того, чтобы притихнуть и послушать, он продолжил гарцевать по аквариуму. Он подхватил часть длинных водорослей, растущих на искусственных камнях, и закутался в них. Не сразу до Роксаса дошло, что он изображал иллюстрацию в книге.
— Похоже, ты реально впечатлён, — сказал Роксас, говоря немного громче, пытаясь дозваться сквозь стекло. – Выглядишь круто!
Красный в ответ притворился, что польщён комментарием Роксаса, изобразив обморок. Он производил впечатление заносчивого, но кто бы хоть немного не чувствовал себя так после толп людей, месяцами приходящих посмотреть на него и сфотографировать? Могло показаться, что это внимание дало ему в голову, но в таких случаях, когда это Роксас хвалил его, это производило гораздо больший эффект.
— Иди сюда, у меня в книге еще много интересного! – сказал Роксас, жестом подзывая Акселя. Он перелистывал страницы, пытаясь найти Русалочку. Он знал, что она была где-то здесь, и был уверен, что Аксель может впечатлиться ещё сильнее-
Внезапный крик Акселя заставил Роксаса выронить книгу от шока. Он быстро бросил взгляд на аквариум и увидел, как его друг отчаянно пытается вырваться из растений, в которых сам по глупости запутался. Он прижался ладонями к стеклу, крича и пытаясь остановить безумные дергания Акселя. Это не помогало, и Роксас в ужасе смотрел, как стебли затягивались на его руках и шее все туже и туже. Они были слишком толстые, чтобы их можно было разорвать, и сидели слишком глубоко в каменистом грунте.
— Аксель, прекрати! – кричал Роксас, стуча обеими ладонями по стеклу. – Ты делаешь только хуже! Аксель! АКСЕЛЬ!
Он едва слышал сам себя сквозь не прекращающиеся, искажённые крики Акселя, предостережения не могли достичь его. Просто стоять и кричать, барабаня в толстое стекло аквариума, было бесполезно, и, хоть его предупреждали об этом ранее, Роксас рванул к двери за аквариумом с табличкой «Только для персонала». Пусть даже ему запретят приходить сюда после этого, оно того стоило.
Но задняя комната совершенно отличалась от того, к чему Роксас привык. Годы, проведенные здесь с его матерью и морскими котиками, за которыми она ухаживала, позволили ему освоиться с устройством комнаты, но в то время как здесь остался тот же лестничный пролёт на площадку над аквариумом, остальной периметр комнаты был просто заполнен разными машинами и датчиками, которых Роксас не знал.
Сейчас это было не важно. Комната выглядела по-другому из-за аппаратуры, но все знакомые инструменты по-прежнему были здесь.
На стене близ края аквариума находился стенд с шестами и крюками, и, пробегая мимо него, Роксас мог ясно видеть яркий алый цвет Акселя во вспенившейся воде.
— Держись, Аксель!
Но Роксас не успел осознать, что теперь, без толстого стекла между ними, Аксель мог прекрасно слышать его. Он не успел осознать, нужны ли ему инструменты или он должен просто нырнуть и попытаться отодрать растения голыми руками. Единственное, что он успел осознать, это твёрдость цементного кольца, окаймлявшего верх аквариума, когда его ноги соскользнули с мокрой площадки, и…
…Черт.
Столкновение было громким и мокрым. Роксас врезался виском в цемент и вскрикнул, пытаясь подняться. Он упустил шанс ухватиться за край резервуара, и его руки окунулись в холодную воду. Остальное соскользнуло следом, и Роксас полетел вниз головой, уходя в воду почти без всплеска.
Аксель слышал, как Роксас кричал ему, слышал намного яснее, чем когда-либо, но это был лишь один проблеск, и паника продолжала переполнять его. Он ещё не понимал, что чем больше он тянет за стебли, тем сильнее они затягиваются вокруг его шеи. Единственной его идеей избавиться от них было тянуть, пока стебли не порвутся. О более сложных планах он не мог подумать, он был в ловушке и должен был вырваться.
Именно звук столкновения заставил его остановиться на секунду. Это был странный звук, непохожий ни на что, что он слышал в своем аквариуме, даже на звуки, издаваемые толпами людей, когда они приходили посмотреть на него. Его сердце вздрогнуло от нового приступа паники от незнакомого звука, и когда он взглянул вокруг себя, он увидел на другом краю резервуара большую, темную и незнакомую фигуру. Издав еще один – последний – крик, Аксель уперся концом хвоста в камни и потянул стебли так сильно, что они резали кожу, но послышался треск, и растения, наконец, ослабли настолько, чтобы он мог выскользнуть.
Только освободившись, Аксель нырнул на дно аквариума и пригнулся, пытаясь осмотреть свои раны. Его шею саднило и жгло, но дышать он мог, и ссадины на хвосте можно было залечить со временем. Тёмная фигура все еще маячила где-то в резервуаре, и Аксель, будучи расчётливым существом, осторожно задрал голову кверху, высматривая любые признаки опасности.
Новый угол обзора дал ему осмотреть то, что упало в аквариум, получше, и отсюда он смог разглядеть знакомые цвета. Он узнал эту ткань, и знакомые вихры песчаного цвета волос, торчавшие над яркими глазами.
Если бы Аксель мог ахнуть, как человек, он бы так и сделал. Вместо этого каждый шип и плавник на его теле встал дыбом, и песок за ним будто взорвался, когда он оттолкнулся хвостом и ракетой всплыл наверх.
Он колебался, прежде чем дотронуться до Роксаса, его руки поймали рукава футболки и потянули на себя, поддерживая мальчика на одном с собой уровне в воде. Аксель еще никогда не был так близок с кем-либо с тех пор, как его посадили сюда. Он никогда не мог дотянуться и дотронуться до кого-либо, независимо от его намерений, и даже во все те случаи, когда он едва не оглушал сам себя в попытках причинить им вред, у него не было ни единой мысли, на что мог бы быть похож этот контакт. Футболка Роксаса была на ощупь… мягкой, но в то же время жесткой под его пальцами. Коже на его предплечье недоставало гладкости кожи самого Акселя или дельфинов, с которыми он привык плавать, и Аксель только смотрел, заинтригованный причудливыми облачками красного, расплывавшимися из-под его волос.
«Красный…»
Он потянулся к ним, течение воды в резервуаре шевельнуло волосы Роксаса, словно невесомые, и открыло грубую ссадину на коже от того удара об обод аквариума.
Шокирующее зрелище того, что, он точно знал, было плохим, раскрыло все с другой стороны. Всё, что Роксас сказал до этого, все с того самого дня, когда он пообещал Акселю свободу, обрушилось на него.
«Когда тебя отпустят, мы сможем так поплавать, мне только для этого нужны такие штуки.»
Он потянулся к лицу Роксаса и похлопал его по щекам, пытаясь заставить открыть глаза. Почему он не открывает глаза?
«Знаешь, мне эти штуки нужны, чтобы дышать под водой, как ты.»
На всех фотографиях, где Роксас был как сейчас, подводой, он был окружён пузырями. Они были везде и выходили из странной штуки, которая была у него во рту. Штука, которая помогала ему дышать? Где же пузырьки? Может, это была просто вода?
Нет! Вода – это плохо. Для него, Роксаса. Вода – это очень, очень плохо. Он пронзительно вскрикнул, прижав ладони ко рту Роксаса, пытаясь не пускать воду внутрь. Он хотел спасти своего друга, но мальчик не шевелился, даже когда Аксель завопил снова, еще громче, чем прежде. Облачка красного все еще расплывались от рваной раны на его виске, но когда Аксель убрал руку, чтобы прижать и ее тоже, Роксаса стало сносить течениями. Аксель вскрикнул снова и схватил его за руку. Почему он не смотрит на него, почему его глаза закрыты?
Ему были слышно множество звуков над ними, громкие крики и вопли, похожие на звуки, которые издавал Роксас. Он взглянул на своего друга снова, и лицо того было зловеще мирным.
Вода – это плохо для него.
Он вцепился в ткань на плечах Роксаса, чтобы держать его подальше от своих шипов, и осторожно поплыл вверх. Там, сверху, нет воды, верно? Когда нет воды – это лучше для Роксаса.
Но звук, донесшийся до них в тот момент, когда они всплыли на поверхность, едва не отправил его снова искать укрытие. Там везде были люди, не просто Роксас и не просто ученые, которые пытались его изучать. Люди там кричали и вопили, и у нескольких были шесты, которые пытался достать Роксас, чтобы помочь Акселю до этого. Когда Аксель дернулся, уворачиваясь от них, Роксас закашлялся и выплюнул проглоченную воду. Аксель разрывался между ним и уклонением от опасности, и пытался отодвинуться как можно дальше от людей и их крюков, тянущихся к его другу.
Его глаза все еще были закрыты, но теперь он хотя бы двигался. Аксель прижал его к себе ближе, уплывая прочь, и теперь он чувствовал, как двигалась его грудь, вдыхая и выдыхая. Аксель поддерживал его голову одной рукой, помогая ему держаться на поверхности, пока мальчик был все еще оглушен и не мог делать этого сам. Люди вокруг все еще кричали и потрясали своими шестами. Аксель издал крик, достаточно громкий, что некоторым пришлось закрыть уши. Он не знал этих людей, он не доверял им. Ему не нравилось то, как они пытались дотянуться до них своими железными крюками и странными предметами. Его паника и страх вскоре сменилась злостью и праведным негодованием. Роксас был хорошим, он был единственным, кому он мог доверять. Эти люди хотели его наказать за то, что случилось? Потому что он теперь был в воде?
Для людей, окруживших их двоих, он все еще был диким животным, которого посадили в этот слишком маленький аквариум несколько месяцев назад. Шипящим, плюющимся и скалящимся на них, со стоящими дыбом шипами на спине и голове. Он уже сломал один из шестов, оказавшийся слишком близко, ударом хвоста, но никто не замечал, что он защищал своего друга, и шипы были подняты, чтобы лишь отразить опасность. Никто не видел, как он старался во что бы то ни стало держать голову Роксаса над водой, чтобы тот не задохнулся. Они скорее всего видели в нем что-то, что скорее попытается сожрать мальчика, чем спасти его.
И в каком-то смысле они были правы. Вода была холодная, и Роксас начал замерзать, но Аксель не собирался передавать его кому-либо из этих людей. Он знал большую часть этих лиц и ассоциировал их с острыми предметами, режущими и колющими, иголками, чувством страха и мыслями, что он вот-вот умрёт.
— Роксас!!
Среди людей появилась женщина, она закричала еще до того, как поднялась по лестнице. Она так же едва не упала в воду, но ухватилась за край обеими руками.
Она была похожа на него. Те же волосы, немного длиннее, но того же цвета и так же вились, и ее глаза были того же оттенка. Аксель узнал эти глубокие, цвета океана глаза, когда смотрел на нее. Она всё ещё кричала, протягивая руку к ним, несмотря на просьбы и приказы остальных держаться подальше.
— Это мой сын! Прошу, он в порядке? Роксас! РОКСАС!
Ей даже не нужно было так кричать. Одни её умоляющие глаза убедили Акселя, что она была единственной в этом отвратительном месте, кто переживал за Роксаса так же, как и он сам. Дикость в его поведении исчезла с появлением матери Роксаса. Он слегка затих и посмотрел в ответ с выражением опасливого спокойствия. Шипы по всему его телу всё ещё топорщились, вынуждая остальных держаться на расстоянии.
— Пожалуйста, поднеси его ближе, прошу, — умоляла его мать. – Ему больно. Мы можем ему помочь. Пожалуйста… Просто позволь мне помочь.
Искренность в её голосе подтолкнула Акселя вперёд. Он медленно, нехотя продвигался, замирая каждый раз, как кто-либо из этих людей вокруг шевелился. Казалось, каждый из их теперь понимал, что чтобы достать мальчика, им всем нужно заткнуться и не двигаться.
Человек слева от матери Роксаса слегка сдвинулся и перехватил шест покрепче. Шипы на шее Акселя приподнялись, и он издал упреждающий звук, утихнув только когда Роксас снова закашлялся – вода волной накатила через плечо Акселя и попала ему в лицо. Аксель отплыл назад и приподнял мальчика немного выше, и только потом снова взглянул на женщину – она всё ещё просяще протягивала руки.
— Нет, нет, всё хорошо. Шшш… ещё чуть-чуть. Прошу, ты уже почти рядом, — сказала она, изо всех сил стараясь скрыть панику в голосе.
Аксель всё ещё не доверял людям вокруг них, но всё жё подплыл достаточно близко, чтобы мать Роксаса могла коснуться своего сына. Он даже попытался помочь вытащить мальчика из воды, бросая предупреждающие взгляды на любого, кто смел поднять на них руку. Он повис на краю аквариума, наблюдая, как она затащила его на платформу полностью и прижала к себе, всхлипывая и качая его на руках. Она вздохнула с облегчением и что-то сказала одному из людей – Аксель знал его как одного из ученых, «изучавших» его, но не разглядел, как тот повернулся к кому-то ещё и указал на Акселя.
Аксель открыл рот, чтобы издать ещё один озлобленный вопль, предупреждая, чтобы он даже не смел сделать что-либо с его другом, но не успел. Вопль застрял в его горле, когда что-то острое ударило его в спину, и он погрузился обратно в воду. Он потянулся к Роксасу и его матери, издав жалобный крик, прежде чем скрыться под водой.
***
Это был уже третий раз на этой неделе, когда приходилось проверять, жив ли образец 4x3L в своём аквариуме. Он дрейфовал в воде без движения, не показывая ни единой из своих привычек. Даже дети, стучавшие по стеклу и корчащие рожи, не привлекали его внимания, и он больше не пытался бросаться на чересчур надоедливых из них, кто стоял ближе всех к стеклу. Иногда он опускался на дно и сворачивался в клубок там, не давая посторонним увидеть маленький металлический брелок, зажатый в его руке. Он принадлежал его другу.
Охрану усилили, добавили камер слежения, дверь в комнату, которая прежде была снабжена лишь табличкой «Не входить», заперли. Посетители об этом не знали, но среди персонала ходили слухи о мальчике, упавшем в аквариум и едва не утонувшем. Некоторые даже гадали, почему здесь продолжают держать существо вроде него, представляющее очевидную угрозу.
Но были те, кто знал эту историю лучше, как женщина, работающая здесь с морскими котиками, которая оказалась права, когда кто-то всё же решил проверить записи на камере и увидел, что произошло на самом деле.
Образец 4x3L снова ушёл на дно аквариума. Музей уже закрывался, так что никто не беспокоил персонал вопросами, настоящее ли существо в резервуаре или нет. Стало тише, и сетка на поверхности воды качалась вверх-вниз на волнах, собирая подгнившие куски несъеденной еды. Опять.
Тук-тук-тук.
Ещё один любитель постучать в стекло. Было уже поздно, он думал, что все уже должны были уйти.
Он играл с брелоком в руках, мягко толкая его пальцем по ладони и смотря, как свет переливается на его гранях.
Тук-тук-тук.
Стук был теперь более настойчивым, но всё жё и он был проигнорирован. Он развернулся на песке и посмотрел наверх, смотря, как сетка скользит по воде, собирая старую еду. Флуоресцентный свет в комнате был слишком сильным, даже преломляясь в воде, он всё ещё был ослепительным. Он прижал кулон к груди.
Тук-тук-тук.
На этот раз за стуком последовали слова.
— Только не говори мне, что ты сдался. У нас с тобой уговор.
Аксель развернулся так быстро, что едва не свернул себе шею. Дно его аквариума помутнело от поднятого песка, сделав момент, когда он пробился к стеклу, еще более проникновенным. Шипы на спине снова встопорщились, и он шумно что-то щебетал Роксасу, рассказывая о куче всего, о чем Роксас теперь догадывался. Он похлопал руками по стеклу, успокаивая Акселя на секунду. Без болтовни, на которой можно было бы сфокусироваться, Аксель пригляделся к странным штукам, обёрнутым вокруг руки Роксаса и свисающим с его шеи. Не было похоже, что оно причиняло Роксасу боль, но предмет, закрепленный на месте, где была рана на его голове, не выглядел хорошо. Аксель выглядел так, как будто он был готов в любую секунду расплакаться, если бы мог.
— Эй, эй, всё в порядке, успокойся. Я цел, — заверил его Роксас. – Меня немного забинтовали и наложили пару швов, но я живой, и ты тоже. Всё хорошо.
Этого заявления было достаточно, чтобы Аксель издал громкий, разносящийся эхом звук – его версию счастливого плача – и криво усмехнулся своему перебинтованному приятелю.
Он прижал руку с зажатым между пальцами брелоком к стеклу – брелоком, который Роксас выронил тогда. Роксас увидел его, но не стал говорить. Он решил позволить Акселю оставить его себе.
— Что не так? – спросил он между смехом и плачем, прижав руку напротив руки Акселя с другой стороны стекла. – Ты же не думал, что я перестану приходить, а?
Он удивился, когда Аксель яростно закивал, и несколько пузырьков вылетело из уголков его рта.
— Ну и глупо, — сказал он категорично. Он скорчил бесстрастную мину на секунду, а потом мягко стукнул костяшками по стеклу, привлекая внимание Красного.
Он теперь улыбался, уголки его глаз слегка затуманились.
— Я же пообещал, что освобожу тебя, верно? Я не смогу этого сделать, если перестану хотя бы видеться с тобой.
Аксель издал мелодичный звук, слегка искаженный из-за эмоций, но всё равно прекрасный. Он прижался лбом к стеклу, и Роксас сделал то же самое, и только стекло сдерживало их от прикосновения.
Я тоже по тебе скучал.

URL
Комментарии
2015-05-17 в 17:50 

jotting
Дёрганый тентакль посерёдке
Спасибо, Санточка! Ты угадал и с пейрингом, и с аушкой, и размером не подкачал, боже, как же я довольна, словами не описать! Расцеловала бы тебя, ужасно приятно получить такой подарок:heart: :heart: :heart:

2015-05-17 в 18:28 

Санта очень рад, что угадал, настолько, что готов плясать по комнате с одеялом)

URL
   

Spring Santa

главная